Все истории из подслушанопо секрету.

Погреб учителя

Погреб учителя

Погреб учителя

Погреб учителя
Автор: Дмитрий Стаин

Почти всё детство я прожил в своей родной деревне. Однако после смерти трех учеников, родители отправили меня в город, где до десяти лет я лежал в психушке. Нет, я не убийца, как вы наверняка успели подумать.
Время шло, я рос замкнутым и не общительным, но психолог делал свою работу и только в десятом классе я впервые смог заговорить с ровесниками. Сейчас мне тридцать лет, и когда я перебирал своё старое барахло, я нашел свою медицинскую карточку. Перечитав ё, я вспомнил, как и почему я оказался в “дурке”…

Двадцать лет назад…

— Тёма, вставай. На линейку опоздаешь, - сказала мама, раскрыв шторы, и мою комнату озарил солнечный свет. Никогда не любил школу, так как вставать рано, и нужно было нагружать мозги знаниями, которые совершенно мне не пригодятся в жизни. 
Одевшись в парадный костюм, бабушка стала причитать, какой жених растёт. Меня это жутко раздражало. 
Выйдя из дома, я пошел просёлочной дорогой в сторону школы. Настроение было ужасное. Еще придется стоять каких-то полчаса и слушать, как учителя врут нам о том, что рады нашему возвращению за свои парты. 
Впереди вижу компанию из трёх ребят: Миша, Кирилл и Саша. Они стояли и курили. Знаю я их, они то и дело вечно издевались над теми, кто слабее. Проходя мимо них, я надеялся на то, что они не обратят на меня внимания, но я ошибался.
— Эй, мелочь! – Окликнул меня Миша. Он был за главного. Я остановился, но не обернулся в его сторону.
- Повернись малой, - сказал Кирилл. Я послушно подчинился. Повернувшись к ним, они посмотрели на моё запуганное лицо и рассмеялись. 
— Сейчас повеселимся, - сказал один из них, и ребята двинулись ко мне. Во мне что-то переклинило, и я побежал. Бежал в сторону школы, но проклятые туфли не давали мне возможности бежать в полную силу. Рука старшего упала на моё плечо, и я остановился. 
— Чего вам нужно? – Спросил я, но Миша толкнул меня и я упал на асфальт. Брюки и туфли успели покрыться пылью. Я поднялся, но Саша, подключившись к этой забаве снова уронил меня. 
Моя рука наткнулась на камень. Взяв его в руку, я сжал его в кулаке. Поднявшись, я спрятал руку за спину. Ребята, смеясь, двигались ко мне. 
— Ты снова встал, - сказал Миша, - значит, будем ждать, пока ты не упадёшь. 
Отец всегда говорил мне, что если к тебе пристанет неблагоприятная компания, то ударь самого главного и беги, что есть силы. 
Камень, что за моей спиной, был небольшой, но достаточно тяжелый, чтобы причинить боль. Я быстро достал руку из-за спины и, что было силы, бросил его в Мишу. Камень угодил в нос, послышался даже хруст. 
Я побежал, а Миша упал на землю от боли, и его друзья стояли в растерянности. 
Линейка прошла в обычном порядке: стихи первоклашек и речь директора. 
Миша и его компания так и не явились. 
Нам представили нашего нового классного руководителя. Звали её Еленой Степановной. Она купила здесь дом, но у неё идёт ремонт, и поэтому она сказала, что будет приезжать рано утром на такси. 
После встречи со своим не дружным классом, я побоялся идти домой, то и делал, что ходил по коридорам до позднего вечера, вглядываясь в окна, рассчитывая увидеть Мишу с разбитым носом, в компании его друзей.
— Ты почему не идешь домой? – Спросила Елена Степановна, подойдя ко мне. Несмотря на поздний вечер, учителя еще выпивали в учительской. Я мог бы рассказать всё, как есть, но я расту мужчиной, а значит, должен сам решать свои проблемы. Я решил промолчать. 
— Пойдем, я тебя провожу. Заодно покажешь деревню, - сказал мой новый классный руководитель. 

Мы шли обычной проселочной дорогой, держа в руке грязный пиджак, я то и дело вечно озирался по сторонам и рассказывал о текущей жизни в этой деревне. Плечо ужасно болело, и учительница любезно взяла мой пиджак к себе в руки. 
К счастью для меня, мы никого не встретили. Однако не долго продлилось моё спокойствие. Перед калиткой моего дома стоял Кирилл, он выжидал меня. На моё плечо легла рука Елены Владимировны, посмотрев на неё, она сказала три самых главных слова, которые по сей день, для меня являются неким кредо:
— Ничего не бойся.
Мы подошли к моему дому.
— Чего забыли здесь молодой человек? – Спросила Елена Степановна. Парень растерялся и не знал, что ответить. Я открыл калитку и прошел внутрь. 
— Пойдемте, проводите меня, - сказала она ему, беря парня под руку. 
Я подождал, пока их силуэты растворятся в темноте. Подойдя к двери своего деревенского домика, я полез в карманы брюк, чтобы достать ключи. Но тут я вспомнил, что ключи остались в пиджаке, который унесла с собой Елена Степановна. 
Я выбежал на улицу и побежал за ними, в надежде нагнать её, пока она не отпустила от себя того идиота. На соседней улице, я услышал, как хлопнула калитка. Прибежав на место, я открыл калитку, подошел к двери дома и стал стучать. Дверь никто не открыл, но она была не закрыта. Потянув её на себя, я прошел внутрь дома. 
— Елена Степановна? Вы унесли мой пиджак, - сказал я не громко. Свет везде был выключен. Это стало меня пугать. Пройдя в комнату, я увидел, что из-под пола идет свет, и были слышны голоса. Аккуратно опустившись на коленки, я заглянул в зазор между досками. 
— Зачем школьника привела? – Спросил мужчина. Его лица не было видно, однако были видны его руки, и как они точили топор. 
— А незачем обижать слабого мальчишку, да и нам нужно что-то есть, - сказала моя учительница. 
— А если их искать будут? – Спросил мужчина недовольным голосом. 
— Вряд ли. Этот и еще двое его дружков являются отбросами общества. 
Немного погодя эти двое стали ругаться, а я решил потихоньку уйти.
Подойдя к выходу, я услышал приглушенный крик снизу:
— Не надо! – Голос принадлежал Кириллу. На душе было даже приятно. Одним придурком меньше. 
Вернувшись к своему дому, я стал ждать маму. По её приходу, мне пришлось солгать, что оставил пиджак в школе. 
Поужинав, я лёг спать. Утром меня разбудила мама. Позавтракав, я сложил в свой ранец несколько новых тетрадей, надел чистую одежду и вышел на улицу. Наверняка сейчас в такое время Миша и его дружки еще спят. Они обычно всегда опаздывают на первые уроки. Я шел, широко шагая, стараясь быстрее добраться до школы. На улицах было пусто, только на полях виднелась куча людей, что выкапывали первые ранние урожаи картошки. 
Неожиданно, я упал от того, что в мою голову прилетел камень. Миша подошел ко мне. Моя бровь была рассечена и кровь моментально стала капать на землю. Рядом со мной лежал кусок камня, в разы превосходящий тот, что я кинул в Мишу. 
Он был один, я не мог ничего сделать, так как даже не мог подняться с земли. Закончилось всё тем, что я потерял сознание. 
Пришел я в себя только дома. Соседи, когда возвращались с поля, увидели меня, лежащего без сознания и отнесли домой. Провалялся я дома весь день, но с какой-то долей уверенности я смог потом выйти из дома и пойти в школу. На пропажу Кирилла никто внимания не обратил. Обычно он и его дружки любят “пропадать”
Отсидев все уроки, я с грустным настроением пошел домой. Несмотря на то, что со своим классом у меня были нормальные отношения, друзей я так себе и не нашел. Елена Степановна в школе так и не появилась.
— Тёма! - Окликнула меня знакомый голос. Я обернулся и увидел, как за забором незнакомого для меня дома стоит Елена Степановна. Я с улыбкой подошел к забору. 
— Здравствуйте, - сказал я. 
Елена Степановна смотрела на меня таким взглядом, от которого у меня побежали мурашки. 
— А знаешь, - начала она, - Мы могли бы проучить тех негодных мальчишек.
— А как? – Вопросил я.
— Приведи их ко мне. Пусть они зайдут сюда на участок, и постучат в дом, а ты уходи и не оглядывайся, - сказала она. 
— А как же мне это сделать? – Поинтересовался я, но Елена Степановна уже ушла от меня, стала ходить туда-сюда. Я поспешно пошел домой. 
Весь вечер я сидел и думал, как же мне заманить Мишу и Сашу в дом к этой странной женщине. Но идея всё-таки пришла. 
На следующий день, отсидев пару уроков, я пошел искать ребят. Разумеется, ребята, что были постарше, курят каждую перемену в туалете, так как на улицу их не выпускала дежурная. 
Зайдя в это прокуренное место, я не прогадал. Миша был здесь но к сожалению, он был один. 
— Тебе вообще что ли жить надоело? – Спросил он. 
— Дело есть, - сказал я. Он выкинул сигарету в сторону и приготовился слушать. 
— В общем, тебе и Саше, нужно помочь Елене Степановне, с чем-то в доме. Так как вы крепкие ребята. В обмен она договорится с любым преподом, чтобы поставили пару хороших оценок, - сказал я. Миша задумался, и на миг мне показалось, что он пошлет меня куда подальше, но всё вышло иначе:
— Ладно, халявные оценки не помешают, - ответил он. 
— Хорошо, после школы встретимся, - сказал я.
Я жутко нервничал последние уроки, так как боялся, что Миша снова мне врежет, если разоблачит этот странный розыгрыш.
После последнего урока, я собрал все учебники и вышел на улицу. Миша с Сашей уже успели докопаться до кого-то. Подождав, пока они вдоволь нарезвятся, мы двинулись в пут. 
Шли мы молча, я то и дело вечно шарахался от их резких движений, но когда мы подошли к дому, страх мой резко улетучился. Подойдя к калитке, я сказал:
— В общем, она вас ждет. Постучись в дверь и все. 
После этого, я тихонечко пошел в свою сторону, в надежде, те двое не остановит меня, и они не остановили. 
Весь вечер я молился, чтобы Миша навсегда от меня отстал, и мои молитвы были услышаны, но только не так, как я этого хотел, и вот почему: 
Все последующие три дня Миша был тихим, даже его некоторые кореша стали обходить стороной. Он стал замкнутым, и мог бродить один от заката до рассвета. Я начал жить весьма спокойной и уверенной жизнью, так как знал, что мне уже некого бояться. 
Наступил выходной. Проснувшись с утра, я решил сходить за грибами. Одевшись как положено, и взяв с собой лукошко, я вышел на улицу. Идя по тропинке мимо дома Елены Степановны, я увидел, как из окна её дома на меня смотрит мужчина. 
“Наверное, это её муж” – подумал тогда я. Бродя по лесу часок другой, я погряз в болоте. Аккуратно пробираясь сквозь трясину, моя штанина зацепилась за что-то и тащила за собой. Сперва, я подумал, что это растительность, но я зацепил собой труп. Из трясины всплыло распухшее лицо Елены Степановны. 
— Ничего не бойся, - сказала она. Вероятно, после этого я и тронулся умом.
Я резко вцепился в эту холодную гниющую плоть и отпустил её от своей штанины, побежав назад, я увидел, как Миша забросил веревку на дерево, а после надел себе на шею. Дома, я всё рассказал матери, а она вызвала милицию. Оказывается, Елену Степановну убили в ту самую ночь, когда незнакомый мужчина зарубил Кирилла. 
Под тем самым деревом, где повесился Миша, он выложил из камней одно слово: Погреб. 
Я рассказал, всё как было милиции, те приняли меня за сумасшедшего, где якобы призрак женщины попросил приманить хулигана, но это было правдой. Зайдя в дом, милиция наткнулась на погреб. Именно там скрывался убийца женщины. Её убил собственный муж, будучи в нетрезвом состоянии. Он рассказал, что постучали двое парней, когда тот только вернулся с болот, куда и скинул тело жены. Он подумал, что его выследили. Заманив ребят в погреб, где он и жил, он заставил Мишу убить своего друга. Под угрозой, что иначе он убьет их всех. Убив своего товарища, он получил угрозу: если он расскажет хоть кому-нибудь о его местоположении, то он пойдет как соучастник.
*** 
Не знаю, что связывало меня и Елену Степановну, но я вижу её каждый месяц. Когда я лежал в психушке, она приходила ко мне и разговаривала со мной и всегда говорила: Ничего не бойся. 
Убрав медицинскую карточку, я сел за стол и достал бутылку водки. Через час пришла жена и начала выносить мне мозг, и угрожала, что разведется со мной. Вскоре она ушла в душ. Ко мне из ниоткуда подошла Елена Степановна, она протянула мне нож, и сказала три главных слова: 
— Ничего не бойся.

Расскажи друзьям